8 (495) 5444-883

INTEX Work&Travel USA 2018 —

это возможность:

Это интересно!

или ЧТО, ГДЕ и КАК
Записки провинциала… или как я в Америку ездил
 
 
Автор: Blinker   Рассказ добавлен: 28.05.2007 
Страна: США   Год поездки: 2007

Самолет неторопливо выруливает на взлетно-посадочную полосу. Ощущения внутри нарастают, подобно снежному кому. В горле застрял комок, проглотить который нет ни сил, ни возможности. Вот оно! Гул турбин усиливается, все вокруг начинает едва заметно подрагивать, панели начинают поскрипывать. Неужели это конец? Нет! Это только начало! Скорость продолжает увеличиваться, появляется ощущение, что я сижу не в самолете, а, по крайней мере, на пассажирском сидении болида Формулы 1. Колеса постепенно отрываются от земли, и самолет резко начинает набирать высоту. Москва и терминал Шереметьево 2 уменьшаются в размерах, а через полчаса земля вообще прячется за толстым слоем облаков. На экранах, закрепленных над проходами, появляется картинка, на которой изображена карта Европы, и наш самолет, отмеченный маленькой точкой, которая едва заметно движется над зелено-коричневым ландшафтом Беларусии, Польши, Германии и, наконец, Франции.
Чем бы заняться? А, ну да, нужно сделать первую запись в моем дневнике. Нет. Это подождет! Надо осмотреться – все-таки не каждый день летаю самолетами. Свободных мест нет. Рядом сидят два американца, слушают музыку. То тут, то там разносятся отзвуки русского, немецкого, французского, английского языков. Вокруг ощущается какая-то деловитость – люди по работе летят из Москвы в Париж, для них это образ жизни. А я первый раз лечу заграницу – для меня это развлечение. Журналы, предлагаемые авиакомпанией – все сплошь на французском, а хочется чего-нибудь родного, но ничего нет. Те же стюардессы, говорят на такой же странной смеси английского и французского языков, на которой общался Эркюль Пуаро, по воле Агаты Кристи наделенный столь же сильным французским акцентом. Тут же вспоминаются знакомые с детства французские фразы: «Же ву при а-ля тримонтран» и «Же не ман же па сис жур». В аэропорту Парижа, французы, услышав первую – долго морщили лоб, не понимая, чего от них хочет этот странный молодой человек, российской наружности. Услышав же вторую, их лица сразу светлели, руки лезли в карман, оттуда доставались монетки в один-два евро и протягивались со словами: «Кафе – там!». Ну и цены же у них в кафе. На два евро можно купить только чашку растворимого кофе, да и то без сахара!
Скорее, скорее! Автобус будет через 5 минут! Автобус?! Где??? В аэропорту??? Да! А ты думал, что все самолеты отсюда улетают из одного терминала? Признаться, да! Оказывается, в аэропорту «Шарль де Голль» восемь терминалов и между ними, по кругу, курсируют автобусы. Не «Пазики», там, какие-то, а вполне серьезные «гармошки» длиной до 12 метров. Ведь народу, то пусто, то густо. Ура! Успели! До отправления надо купить водички, а то после этой почти не настоящей самолетной еды, горло пересохло! Водичка тоже не дешева (по сравнению с российской – 1л. – 2 евро, несмотря на отсутствие у нас евро, продавцы в удовольствием брали наши доллары, но сдачу давали евроцентами, которые у нас с успехом сьел Интернет-автомат – 10минут =50 евроцентов), но вкусна, и всегда (!!!) прохладна. Ни в одном магазине заграницей, кроме больших супермаркетов, нет теплой воды. Надо нашим коммерсантам поучиться.
Проходим на посадку. У одной девушки несчастье. Таможенники отобрали у нее сувенирную бутылку водки, которую она везла в подарок своему работодателю. Курьез заключался в том, что бутылка та была в форме… автомата Калашникова!!! Ей поставили ультиматум, водку можно провезти, а бутылку – нет! На вопрос почему, последовал ответ – вдруг вы решите захватить самолет. Все доводы, приведенные пострадавшей стороной, были признаны неубедительными и парировались заученными фразами о безопасности полетов. Точка была поставлена фразой: А если вы ее [бутылку] покрасите, так что для окружающих она превратится в настоящий автомат? В-общем, перелив водку в бывшую в употреблении бутылку из-под воды, занятую по случаю у гражданина Китая, который еще поколебался, расставаться ему со своей собственностью безвозмездно, или попросить компенсации, инцидент был исчерпан. Остался только неприятный осадок на душе у девушки, и приятный сувенир у работников аэропорта, который при оказии можно выдать за подарок от родственников из Сибири, предварительно залив туда уже местной водки.
Пардон, месье! Что? Поставить сумку, развести руки! Помнится меня уже так разводили в детстве на медосмотре в школе. Не совершать резких движений? Не буду. Лететь то надо! Могу проходить? А сам глазами уже другого высматривает. Вот работенка-то!
Местечко снова у окна. Хорошо. Экранчик, в кресле передо мной работает, кино на заказ показывает, игры даже какие-то есть, в общем, есть все, чтобы скрасить 6 часовой перелет до Нью-Йорка. Рядом примостился грек, развернул газету, тоже греческую, и погрузился в чтение, а затем плавно в глубокий сон, настолько глубокий, что когда я уже вне себя, оттого что хочется по маленькому, перешагивал через него и обратно, он даже ухом не повел. Наверное, все греки такие невозмутимые. Впереди меня ждал город-гигант Нью-Йорк.
Вот теперь то и настало время дневника. Что же там было. Ага. Экзамен на отлично за два часа до поезда помню прекрасно (никогда еще так хорошо не выступал), проводы под открытым небом тоже. Проблемы с билетом при посадке в поезд до Москвы, сама Москва. Проблемы с билетами в Америку. Неужели только проблемы на пути. Что же ждет меня на месте?
Теперь давайте знакомится . Меня зовут Антон, мне 23 года, я окончил институт иностранных языков по специальности лингвист переводчик, специалист по межкультурной коммуникации. Свободно говорю на английском языке, могу и на немецком. Два года назад я ездил в США по студенческой программе, позволяющей студентам из стран Европы и Азии не только легитимно проживать на территории страны, но и работать на местах, не требующих специальных знаний и навыков. Я жил и работал в штате Массачусетс, местечко Фалмут, что на Кейп Коде (Мысе Трески) (на карте юго-восточнее Бостона, видите сапожок, это и есть Кейп Код). Провел там 3 месяца и благополучно вернулся домой. Остаться там желания не было. Почему? Об этом чуть позже, а сейчас вернемся к моему повествованию.
Да, позвольте так же представить почтеннейшей публике моих товарищей, соискателей приключений – Данил, мой товарищ по военной кафедре в институте – до этого уже был в Виржинии, но там большей частью развлекался, а теперь решил вот подзаработать, и Евгений, мой одногрупник, такой же «ламер» в заграничных поездках, как и я.
Так вот вернемся, к истории.
Вот он город-гигант. Нью-Йорк, Нью-Йорк. Да, песен об этом городе сложено немало. Да и сказано тоже не меньше. Но для каждого важно самостоятельно прочувствовать все на своей шкуре, несмотря на то, что ему уже сто раз рассказали и показали его товарищи и друзья. Ведь как не описывай стодолларовую купюру , всей прелести обладания ею описать не возможно.
Ура! Вот она земля! Под колесами! Жаль только увидеть ее нельзя (ночь уже почти). Теперь на таможенный контроль. Огромная зала. Две очереди. Одна для граждан США, другая для всех остальных. Сделана она в типично американском стиле – чтобы никто себя не чувствовал ущербно или, не дай Бог, обиделся. В общем, очередь одна, а касс с десяток. Когда одна касса освобождается, следующий в очереди к ней подходит. Ничего не скажешь, логичное решение, особенно для государственных учреждений. Так вот простояв уже почти пол очереди, выясняется, что надо взять специальный бланк и пока стоишь заполнить его. Возвращаешься и снова в конец очереди, пропустить никто и не подумает. Сам виноват, что сразу не спросил, надо развязывать язык. Что? Уже мне проходить? Иду-иду. Здравствуйте. Что везу? Золото, брильянты! Шутка! Только личные вещи и книжка, которая ни в какую не хочет помещаться в сумку. Не брать же ради нее отдельную сумку. Что? О чем она? Об Америке. Нате посмотрите. Ага, на русском. Ага, смешно, аж живот скрутило. Книжка об Америке написанная по-русски, что может быть смешнее. Сенкью. Ну, я пошел?
А куда собственно я пошел? Мне надо на 42 улицу, в Port Authority Bus Terminal – главный автобусный вокзал Нью-Йорка, из которого автобусы отправляются во все концы страны. Мне же еще предстоит ехать в Фалмут (часов этак пять езды). А на улице темно, хоть глаз коли. Вот то, что мне надо – телефонные карточки Sprint. Сколько стоит? 10$. Хватило на 4 минуты. Так, теперь на вокзал. Соотечественники везде. Предлагают проехать до любого места назначения. Сколько стоит? 13 долларов. Прямо до вокзала довезешь? Так. Нас пятеро, с каждого по 13 долларов, получается 65. Десяток рейсов за день – 650. Вот так и «russian» бизнес. Наши везде смогут найти пространство для наживы.
Но ведь может же и завезти куда-нибудь, при каждом из нас от 300 до 1000 долларов. Вынул ножик из кармана, буду резать, буду бить… Страшно, однако. Вот вроде бы только въехали на Манхеттен, а уже центр города. Вот и наш вокзал.  Держи свои деньги, амиго. Прощай. А вокруг темно, даже не от того, что ночь уже на дворе, а от того, что черных (или выражаясь политически корректным языком – афро-американцев) много. Целые тучи. Сидят, идут, курят, дела какие–то решают. Пошли в терминал, надо билеты покупать. А куда идти не написано. Экскьюз ми сэр, где здесь автобусы? Какие? Любые. Нам в Массачусетс надо. Идти туда, а потом чего? Не понятно! Этих черных вообще невозможно понять. Ничего сами найдем. Отдыхай папаша. Так, наверное, где-то здесь. А может быть здесь. Кто там кричит? Ага! Это папаша кричит, что нам надо спуститься вниз на лифте - там и будут кассы. Вот это я понимаю, молодец.
Небольшое лирическое отступление об американском черном братстве. Наверное каждый из нас, хоть раз в жизни слышал или видел в фильмах, как два темнокожих парня называют друг друга братьями (brother или просто bro). Так, почти все темнокожие, кто не смог или не захотел пробиться в жизни, и даже те кто пробился, зовут друг друга братьями. Так проще выжить в этом мире. Представьте типичную ситуацию. Купил человек [белый, студент по обмену] билет на автобус, отходит немного в сторонку и начинает его разглядывать и искать глазами, где же от него спрятался выход к автобусам. Тут к нему подруливает чернокожий сибарит и предлагает помочь этому джентльмену отыскать спрятавшийся выход. Первый с радостью соглашается, про себя думая какие же хорошие люди, эти американцы. Чернокожий ведет его под белы рученьки к эскалатору (10 метров), спускается в подвальный этаж (10 метров) и еще через 10 метров подводит к выходу. Итого – 30 метров расстояния. После этого он тыча пальцем в билет объясняет, что, дескать, я тебя привел, все тебе показал, давай мне за работу пять баксов. Слегка озадаченный искатель выхода, уже раз десять про себя пожалевший, что согласился на эту увлекательную экскурсию, которая в итоге оказалась платной, оглядевшись вокруг, замечает на себе глаза двух десятков других чернокожих, ждущих развязки. Сглотнув комок, подкативший к горлу, он договаривается на один доллар. После чего чернокожий, выполнив свою программу минимум, возвращается на исходную точку, караулить следующую жертву, а первый остается стоять, мысленно извлекая для себя пользительные уроки общения с чернокожими.  
Другая ситуация. Сидят несколько человек [белых, студентов по обмену] на скамейке, ждут автобуса, и, в общем-то, никого не задевают своими разговорами. Возникает чернокожий парнишка и предлагает им дать ему пять долларов. Эти несколько человек, продолжают никого не трогать и предлагают, этому весьма предприимчивому молодому человеку отправится куда подальше. Чернокожий парень не унимается, настойчиво предлагая ребятам заплатить, за то чтобы их оставили в покое. Ребята решительно не приемлют подобный расклад, и платить отказываются. Другие чернокожие, проходящие мимо, непременно считают своим долгом, поинтересоваться у первого чернокожего, все ли у него в порядке, не пристают ли к нему эти недостойные джентльмены, не нагружают ли его какими-то проблемами. Ребята, быстренько обмозговав ситуацию и поняв, чем им чревато общение с чернокожими, дают ему два доллара. После чего молодой человек испаряется в неизвестном направлении. С другой стороны, не дай они ему эти два доллара, и начни они ответную атаку а-ля «иди отсюда редиска, а то рога пообломаю», этот чернокожий может воспользоваться своим цветом кожи, привести любого стража закона и рассказать ему историю о том, как эти нехорошие люди из другой страны обижали его – настоящего американца, потому что он родился «черным» и тд., и тп. И как вы думаете, на чьей стороне будут стражи закона? Прав был Леонид Гайдай в своем бессмертном фильме – «Нью-Йорк – город контрастов». В городе, где находятся знаменитая Wall Street, где проживают многие звезды кино и воротилы бизнеса, где крутятся самые большие деньги в стране, также проживает просто огромная армия нищих и безработных, которая прекрасно живет на свое пособие по безработице и такую вот «вынужденную милостыню» и абсолютно не предполагает для себя иного способа существования.
Уже в самом автобусном терминале выяснилось, что автобусная компания, обслуживающая наше направление, работает с 6 часов утра до 9 вечера, и что билеты мне нужно будет брать утром – первый рейс в 07.30. Таким образом, получался такой расклад: Данил и Евгений приехали в Нью-Йорк днем и остались меня ждать у каких-то своих новых знакомых. Я прилетел уже почти ночью и вынужден был ждать до утра когда же наконец откроются кассы. Мы должны были встретиться непосредственно перед автобусом и все вместе поехать в «прекрасное местечко» Фалмут, по крайней мере, так нам описывали его люди там бывавшие. Там много туристов, жизнь бьет ключом, и где работу мы найдем, как только высадимся из автобуса. В общем, я и несколько моих товарищей по несчастью, с которыми мы познакомились в самолете, вынуждены были провести всю ночь около автомата с бесплатным Интернетом (бесплатный он 15 минут на одного, но так как нас там было человек 6-7, то мы почти всю ночь бесплатно бороздили просторы Сети, с одной только оговоркой, автомат стоял там для того чтобы можно было проверить почтовый ящик, отправить срочное письмо, скоротать минутку - другую за какой-нибудь дурацкой он-лайн игрой. Но он никак не был рассчитан на беспрерывное пользование в течение нескольких часов к ряду.
Ближе к 12 часам, доступ ко всему, что не круглосуточное был перекрыт огромными раздвижными сетками – вклад в общую безопасность. И вообще тот факт, что мы будем ночевать в самом терминале, не очень воодушевлял доблестных сотрудниками полиции, которые подошли к нам, спросили есть ли у нас билеты, на что мы очень активно закивали головами, и потом удалились восвояси, строго-настрого приказав нам покинуть здание терминала или дожидаться автобусов внизу – в окружении двух-трех десятков афро-американцев. Перспектива последнего нас абсолютно не прельщала. Вокруг нас собралась весьма разношерстная публика: справа на газетках примостилась группа туристов-беглецов из Поднебесной (куда же без них). Сначала они, усевшись прямо на пол, на газетках разложили свою нехитрую снедь, быстренько поужинали и мирно отошли ко сну. Один просто как сидел, так и уснул сидя, не испытывая при этом никакого дискомфорта, словно подчеркивая всем своим видом, что он потомок Будды. Слева, чуть поодаль, прилег один темнокожий паренек в ослепительно белом свитере. В Штатах вообще считается абсолютно нормальным лежать, где вздумается, конечно, если ты этим никого не задеваешь, оскорбляешь, или не дай Бог, нарушаешь какой-нибудь муниципальный или федеральный закон. А так можно делать все, что душе захочется. Подальше караулит свою очередную жертву негр-попрошайка, тот самый который показывает платную дорогу.
Спать той ночью абсолютно не хотелось - сказывалась акклиматизация. Ведь у нас в это время был день. У меня как такового вообще не было акклиматизационного периода, немного потом «поколбасило» в автобусе и все. Всю ночь провели за разговорами и за обменом впечатлениями. Оказалось, что большинство из нас «первачки», без вообще какого-либо опыта заграничной жизни.
Наконец наступило наше первое американское утро. Подкрепившись бутербродом со знаменитым, по американским фильмам, салатом с тунцом (на поверку оказалось, что это два ломтика хлеба, между ними два листочка салата, тунец, похожий на нашу сайру или ставриду, смешанный в равных пропорциях с майонезом и …все, жутко невкусное блюдо) и банкой Кока-колы, я направился к кассе за билетом. У автобусных компаний тоже имеются своеобразные системы обслуживания пассажиров – на билетах нет номеров мест – куда успел, туда и сел. Один билет действителен в течение месяца. Если пассажиров будет больше чем мест в автобусе, то компания предоставит еще один автобус, остается только непонятным – если мне одному не хватит места, то я что, один в этом автобусе поеду??? Отдаю за билет 30 долларов. Дорого, однако. Подхожу к своему выходу на посадку, встаю в хвост длиннющей очереди, одновременно выискивая в толпе своих земляков, с которыми мы должны вместе ехать. Никого! Странно. На электронный ящик сообщений не было, они не могли уехать без меня. Нет! Такого быть не может! Гоню от себя такие мысли прочь, страшно же, остаться абсолютно одному в незнакомой стране. Утешает меня одно, что я всегда, в любой день смогу улететь обратно, ведь у меня билет с открытой обратной датой вылета – спасибо моей компании, которая меня забросила сюда.
Уже время отправляться, а их все нет. Я прошу водителя автобуса подождать еще минут пять, они должны появиться. Ура! Вот они! За минуту до отправления, двое моих приятелей забежали в автобус. Я одновременно был дико счастлив, что не один поеду, и дико зол на них, за то, что они меня чуть до Кондратия не довели. Но они получили свое – одному досталось место около дамы, с ну очень уж беспокойным ребенком, а второму – рядом с пожилым негром, который постоянно похрапывал. Ну что? Поехали!!!
К слову сказать, все до единого автобуса в Штатах оборудованы системами кондиционирования воздуха и туалетами. Так что от жары и от нужды мы были спасены, жаль только что там не кормят. Ехали мы без малого 5 часов. За это время и выспались и немного пришли в себя от всего приключившегося. Оказалось, что парни просто-напросто проспали, и из-за этого едва не опоздали на автобус. Хорошо, что все позади, что-то ждет нас впереди.
Что? Следующая остановка Фалмут? Нее. Такого быть не может. Где солнце, море, пляжи и все остальное. Куда это нас занесло??? Вместо солнца – проливной дождь, вместо пляжей и песка – деревья, взявшие в плотное кольцо автобусную станцию. Е-мое, а где же цивилизация???
Нет, это не Рио-де-Жанейро! Так бы выразился Остап Бендер. Покинув автобус и забрав свои вещи мы были, мягко говоря, ошарашены увиденным. Вокруг деревья, ни одной машины в округе, ни одной живой (!!!) души. Задачами первостепенной важности для нас стали: отыскать хоть малейшие признаки цивилизации, покушать и найти приют, хотя бы на ночь. Да, уважаемые читатели, как вы наверное смогли  уже понять, поехали мы, в прямом смысле слова, в никуда. У нас не было ни работы, ни жилья, ни мало-мальски какого-нибудь опыта общения с гражданами США. Это только впоследствии оказалось, что, в принципе, они могут помочь сделать очень многое и даже бесплатно… Но мы об этом на тот момент ничего не подозревали и чувствовали себя выходцами с Кавказа, впервые оказавшимися в Москве без регистрации. От услуг очень приветливой женщины – кассира на станции мы вежливо отказались. Она сразу предложила нам вызвать такси. Мы посчитали, что это будет очень дорого, ведь для них 15 долларов – не большие деньги, а для нас очень большие. Но такси она все равно вызвала, так то нам пришлось общаться с водителем и объяснять ему (вернее ей) ситуацию. Женщина оказалась приятной в общении и открыла нам тайну, сказав, что по городку курсирует автобус, который с минимальной платой (ок. 1 доллара)  доставит нас на место и что эдак минут через тридцать он будет проезжать здесь. Это нам подходит! В это же время, кассир уже забронировала для нас места в самом дешевом мотеле Фалмута. Но даже за эти деньги у нас было кабельное телевидение и телефон, так нужный нам для поиска постоянного места проживания и работы. У Евгения работа была, вернее у него было приглашение на работу от одного из магазинов, торгующего рыбными деликатесами, преимущественно в живом виде. У нас с Данилом работы не было. Доехав до мотеля, мы с удивлением обнаружили, что цивилизация все же есть, магазины, рестораны, мотели… Хотя солнца и моря так и не увидели. Устроившись в номере, мы пошли искать продуктовый магазин, чтобы подкрепиться. Пройдя буквально 15 метров, мы увидели табличку – Help Wanted – т.е. требуются рабочие руки. Значит нам туда – мы же и есть рабочие руки. Нас встретил сам хозяин и сообщил, что ему нужно 2 человека, для работы по пол-дня  т.е. по 4-5 часов в день. Получается не более 30 часов в неделю, по предложенным нам расценкам – 8 долларов в час (что очень даже неплохо) – 240 долларов в неделю, 960 – в месяц. Меня такой предложение вполне устроило, Данила – нет. Ему надо было зарабатывать деньги, мне же – просто хорошо провести время, познакомится с людьми, преодолеть языковой барьер. Хозяин, он представился как Стив, сказал нам уже наследующий день приступать к работе. Так что я немного расслабился. Купив в магазине немного супа с фрикадельками – отдаленно напоминающий столь любимый с детства мамин вкус, мы отправились в номер, немного отоспаться, чтобы на следующий день, полными сил и желания, начать трудиться на благо себя и Дяди Сэма…  

Работа, работа…
Несмотря на то, что по пути в Фалмут случалось много оказий, которые можно смело относить к неприятным, на месте нас все же встретило немало приятностей. Несомненно, нам очень повезло с домом, в котором мы провели первые две недели (переехали туда прямо из мотеля, изрядно помучавшись с чемоданами и сумками). Хотя первоначально и было немного тяжеловато с передвижением: большая влажность и жаркое палящее солнце, которое все же решило заглянуть в этот «райский» уголок сделали ходьбу пешком практически невыносимой. Поэтому встала необходимость приобретения транспортных средств. Несмотря на то, что права американцы получают в 16 лет, автомобиль на прокат можно взять только с 21 года. Наши российские водительские удостоверения там не действительны – необходимо наличие удостоверения международного образца. Самый дешевый и экологически чистый способ передвижения – велосипед, оказался и самым небезопасным, даже принимая во внимание тот факт, что при аварии с участием велосипедиста и обычного автомобиля в Америке виноват всегда водитель автомобиля, даже если велосипедист грубо нарушал ПДД. Но я об этом узнал, когда было уже поздно… Вообще за все время, я сменил 5 велосипедов. Первоначальный я приобрел в магазине «Wall-Mart» почти за 100 долларов. По возвращении, я видел такие же в спортивных магазинах Оренбурга не дешевле 300… Странно, ведь страна производитель – Китай, к нам намного ближе. Кстати о Китае. Подавляющее большинство товаров в американских магазинах, будь то рыболовные снасти, одежда, сувениры и т.д. и т.п. привезены из Китая. Признаться, я был удивлен, когда, приобретая в одном из сувенирных магазинов символ Кейп Кода – маяк, перевернув его, увидел уже набившую оскомину в России надпись «Made in China». Неужели привезти эту безделушку из Китая получается дешевле, чем изготовить на месте?? Вот загадка маркетинга!! То же самое творится и в Европе. Китайские производители товаров заняли очень многие ниши, и выгнать их оттуда будет уж очень непросто! Так вот мой китайский велосипед проехал 500 метров и спустил колесо. Где чинить проколотую шину в незнакомой стране??  Неизвестно! Пришлось пешком возвращаться в магазин и требовать поменять шину, так как «она лопнула прямо на ходу и я чуть не убился». Немного прихрамывая то на левую, то на правую ногу я пошел выбирать новый велосипед, которому тоже не суждено было долго проездить.
Первый день на работе. Все новое, неизвестное. Пиццерия «Steve’s pizza and more» (Пицца от Стива и не только) пользовалась завидной популярностью, как у местных жителей, так и у туристов. Она существовала уже 15 лет на этом месте и все 15 лет, каждый день хозяин заведения Эфстафиос Грегориадис (для американцев попросту Стив, для нас же он был Евстафием) – иммигрант из Греции, встречал клиентов неизменно сам. Уже потом выяснилось, что у него есть родственники в России, он даже упоминал про бабушку, которая была родом из Ставрополя. От нас он постоянно требовал то «Катиушу», то «Казачку». А сами мы стали для него и его сыновей – парнями из КГБ, а также на греческий манер – Андони и Дэнни. В общем как хотели, так и обзывали, но мы ничуть не обижались – просто рабочая обстановка была настолько не гнетущей, даже несколько расслабленной, что ничего обидного в их словах для нас не было. Грегори (Григорий), Сократес (Сократ) и Илиас (Илья) – трое сыновей мастера пиццы Стива. В их именах можно проследить корни наших российских имен, только я думаю, что очень остроумный человек может назвать сына – Сократом. На вопрос почему, Стив всегда отвечал, что в детстве он был очень умным, поэтому и получил такое имя. Оставалось только загадкой, как они звали его до того момента, когда малыш стал проявлять свой ум? Представляю как только что родившийся младенец, проходит психологический тест на определение уровня интеллекта IQ… Хотелось бы на это посмотреть)))
В общем, рабочий день в пиццерии начинался для его хозяина в 7 часов утра, когда он начинал замешивать тесто и разогревать духовки (они даже не успевали остыть да ночь, но на разогрев все равно требовалось 3-4 часа). Тесто (около 50-60 кг) после замеса в специальной машине, резалось на кусочки строго по весу, каждый кусочек обязательно взвешивался: на большую пиццу (диаметр ок. 40 см) – 12 унций, на маленькую (ок. 25см) – 8 унций. Получалось около 100 заготовок, которых в обычный день с лихвой хватало. В необычный же день – пятница, суббота, праздник (мы застали там 4 июля), очереди были как в советское время за колбасой, до входных дверей и приходилось делать еще один замес. Случались случаи, что люди приходили (предварительно сделав заказ по телефону), а их пицца даже еще не была сделана. После этого тесто отправлялось в холодильник для того, что бы оно настоялось. В это время Стив готовил свой очень вкусный фирменный соус Маринара, который затем наносился на тесто, но обо всем по порядку. Соус готовился в огромном чане, 130-150литров, состоял из Соуса для пиццы, продаваемого в больших банках, томатного соуса, специй (базилик, орегано (душица), соль, перец) и обязательно оливкового масла, которое американцы, в угоду моде и здоровому образу жизни потребляют в огромных количествах. Вся эта смесь ставилась на огонь и томилась 2-3 часа. Одновременно, Стив с сыновьями, которые уже подоспевали к этому времени, начинали раскатывать тесто по железным формам, которым по их словам было уже лет 40. Основной секрет этих форм заключался в том, что тесто клалось прямо на железо, без муки, масла или еще чего-нибудь. Эта способность форм являлась результатом так называемого прокаливания. Процедура прокаливания одной формы занимала 2-3 недели, за это время ее накаливали и остужали сотни раз. Но стоило только капле воды попасть на поверхность формы, то следующая пицца, приготовленная и выпеченная в ней, обязательно прилипала именно в этом месте. Поэтому их приходилось чистить вручную сухим полотенцем, весьма утомительное я вам скажу занятие. После раскатывания теста на форме, ему обязательно давали постоять 30-45 минут, до тех пор, пока оно не дойдет «до нужной кондиции». Спешу развенчать миф о том, что настоящая пицца должна быть тонкой. Может быть итальянская и должна, но американская (греческая) должна быть поднявшейся и, следовательно, «пухлой». Так вот, на раскатанное тесто наливают несколько ложек соуса Маринара и резкими вращательными движениями, только руками, без лишних приспособлений, соус за несколько секунд равномерно покрывает всю поверхность заготовки. Потом ее края посыпают мукой, чтобы расплавившийся сыр не прилип к форме, и… в холодильник, ждать своей очереди. Таким образом, утром, когда мы приходили на работу (к 11часам), у нас уже был полный набор заготовок на день. Наша работа заключалась в приеме заказов у населения и в приготовлении этих самых заказов. Т.е. приходит ко мне клиент и говорит, я, мол, хочу пиццу, наполовину с луком, беконом и сладким перцем, наполовину – с ананасом и ветчиной. Я ему – без проблем, будет готова через 12-15 минут. Я достаю заготовку, посыпаю ее уже мелко наструганным сыром Моцарелла, смешанным с сыром Чеддер, на одну половину пиццы кладу лук, бекон и сладкий перец, на другую – ананас и ветчину. Но кладу не в так как кладут в России – горой, а аккуратно в один слой. А то как говорят американцы, получается «винегрет». Посыпаю сверху еще немного сыром, затем специями. И в духовку – до готовности. Готовность пиццы проверяется весьма специфическим способом – у нас были специальные гибкие лопатки, которыми мы, открыв духовку, приподнимали пиццу из формы и смотрели на ее низ. Если он поджарился, то можно доставать, если еще белый, то пусть посидит еще минутку-другую. После удаления из духовки, большим разделочным ножом аккуратно поддеваем пиццу из формы, и о чудо… она стоит на ноже, ее края не провисают – значит точно, готова! 4 удара ножом и в коробку, к конечному потребителю! Такой вот полный цикл производства.
Помимо пиццы мы также делали бутерброды с разными начинками, блюдо, отдаленно напоминающее наш шашлык, макароны, равиоли и зити. В общем голодными мы никогда не оставались, а для работников еда  всегда была бесплатной, включая напитки. За что отдельная благодарность нашему шефу. Обычные американские работодатели очень скупые и если им проще чего-то не делать, чем делать, то делать этого они никогда не будут.
К слову сказать, немного о том, как мы работали. Хозяину нравилось наше рвение, и он предложил нам работать полный трудовой день, который длился без малого 10 часов – с 11 до 9-10 часов. По приходу на работу, нужно было пробить свою карточку, на которой специальные часы отмечают время, когда ты пришел и ушел. В конце недели наши шефы забирали их домой, считали количество часов и платили нам зарплату. Наличная форма расчетов между работодателем и сотрудником в США под запретом, поэтому Стив, конечно, лукавил, рассчитываясь с нами налом, но нам так было даже удобнее и докладывать на него «куда следует» у нас тоже причин не было. Не надо бегать по банкам и обналичивать чеки. Плюс не было отчислений во всевозможные фонды, которые иногда съедали до 10% заработанного. Поэтому, мы получали ровно столько, сколько зарабатывали, плюс чаевые (в день выходило до 10-15 долларов). Таким образом, получалось, что питались мы бесплатно, и получали в среднем 110-120 долларов в день (потом нам повысили зарплату до 10 дол/час). Прелесть!
Хозяева никогда нас не обижали. Ни разу за все время работы они не повысили на нас голос, постоянно покупали за счет заведения кофе и мороженное. Но и работать нам приходилось, не покладая рук и ног. Сейчас ты делаешь пиццу, потом ты видишь, что урна, в которую посетители складывают мусор, переполнилась, у тебя есть свободная минутка, ты бежишь и выносишь ее, меняешь мешок. Потом моешь посуду, выполняешь заказы, стоишь на кассе, принимаешь заказы, протираешь формы, и так до бесконечности. Нам нужно было только один раз напомнить: «Эй, Тони, тебе что, заняться нечем? Стол не упадет, если ты его не будешь подпирать?» и все. Всегда нужно что-то делать, сидеть нельзя. Перерыв на обед, был чисто символическим, готовишь сам себе блюдо и, пока никого нет, можешь покушать, посмотреть телевизор, расслабится. А потом снова за работу. Первые две недели ноги гудели, как Боинг, заходящий на посадку. Потом привыкли. Выходной был один, да и тот среди недели. До 11 утра можно было сходить в библиотеку, посидеть в Интернете (опять же 15 минут бесплатно, и так в любой библиотеке), походить по магазинам, зайти в банк, чтобы полюбоваться на свой баланс. В выходной же день можно было постирать белье в прачечной (американцы практически не пользуются автоматическими стиральными машинами – во-первых, это дорого: чем платить за электричество – можно постирать и высушить кучу белья всего за несколько долларов, во-вторых, удобно, заехал – включил машинку и уехал, белье можно будет забрать через какое-то время, и воровать его абсолютно никому в голову не придет – разве только русским), сходить по магазинам, в кинотеатр, боулинг, на пляж в конце-концов.  
Кстати о Банках. Со временем у нас появилась необходимость куда-нибудь складывать наши поступления. Даже, несмотря на то, что мы хорошо знали и доверяли друг другу, всегда была велика вероятность ограбления, эти черные запросто могли забраться в номер. Последние два месяца мы жили в мотеле (хозяин предложил нам выгодные условия) и спали в одной комнате вчетвером на двух двуспальных кроватях (к нам потом присоединился один белорусский паренек – Вадим, с которым мы довольно быстро сдружились). А замки на входных дверях в этих мотелях стояли даже попроще, чем те, что мы, русские, ставим в туалет и между комнат. Наверняка все видели, как в американских фильмах бандиты и не только проламывают кулаками стены в доме. Это реальность. Почти все стены, которые мне приходилось видеть в Америке, сделаны из гипсокартона.  А дома обшиты материалом, напоминающим фанеру. Поэтому дома там строят быстро, их едят древесные жуки, а в ураган они разлетаются как карточные домики.
Так вернемся к банкам. Мы первым делом, конечно же, обратились в банк, типа нашего Сбербанка. Ожиданий было много, впечатлений – не очень. Оно и понятно. Когда я вошел в помещение, то меня встретил менеджер по имени Мартин Монк. Запомнил я его из-за фамилии (переводится как «монах») и по тому, что я проторчал у него целых 2 часа. И все для того, чтобы положить свои честно заработанные деньги на обычный счет «до востребования» с мизерным процентом. Сначала он поинтересовался о цели моего визита, потом где я работаю, живу, о моих контактах, позвонил шефу, спросил, действительно ли я там работаю, пытался позвонить хозяйке дома, в котором мы на тот момент жили, в общем, узнал всю мою подноготную. И только после этого отпустил меня домой, выдав временную карточку, и сказав, что постоянная придет по почте. Она действительно пришла через два дня и я стал счастливым обладателем дебетовой карты с помощью, которой, я мог покупать вещи в магазине, проверять состояние своего счета через Интернет, и которая давала мне возможность всего за 15 долларов перевести любую сумму в Россию.

 
Зацени!     

<< Другие рассказы