8 (495) 5444-883

INTEX Work&Travel USA 2018 —

это возможность:

Это интересно!

или ЧТО, ГДЕ и КАК
Один день из Ж
 
 
Автор: Торец   Рассказ добавлен: 24.02.2009 
Страна:   Год поездки: 2003

Собственно, это не рассказ, а одна из записей в моём дневнике, который я нашёл через 5 с лишним лет после поездки в Штаты. Заметка довольно критичная, может создаться впечатление, что так было все три месяца. Нет, так было только два месяца :) О первом месяце, может быть, напишу в другой раз. Итак.

5:50 AM

Звонит будильник. Нажимаю snooze, не просыпаясь. Через пять минут звонит второй будильник, предусмотрительно поставленный на дальний конец тумбочки. Неохотно встаю и иду готовить завтрак – насыпаю хлопьев в плошку и кофе в кофеварку. Завтрак готов. Иду в совмещённый санузел и… а вот и нет. Сидя на белом произведении американского унитазного искусства яростно натираю уши. Как показывает практика, при езде на велосипеде по заснеженному утреннему Мэну, ухо – самая уязвимая часть тела. Потом второпях напяливаю вонючую рабочую одежду, сажусь на раздолбанный велик и 15-20 минут еду на работу.

Джон выглядит весьма недовольным – опоздал на 25 секунд! Но его настроение моментально улучшается после пары шуточек типа: «Тоже мне, блин, русский из Сибири, а мёрзнет». Я надеваю резиновые сапоги и спускаюсь на первый (из двух) этаж где, тихо матюгаясь, сидят остальные работники. За этим занятием мы проводим ещё 10 минут. Потом Джон гордой поступью спускается со своей мансарды и говорит либо “J.P.”, либо “Maine Lobster”. Начинаю вытаскивать ящики из баков и подтаскивать их к сортировщикам. После третьего ящика Джон поминутно спрашивает, сколько осталось. Потом сортирую лобстеров, протыкая пальцы шипами и «рогами». Но вот и смена деятельности – Джон приказывает заготовить 6 корыт льда.

По возвращении из холодильника выясняется, что сейчас самое время начать погрузку лобстеров. Но сначала надо освободить грузовик от пустых ящиков и деревянных паллет. Эта работа поручается мне. Выбрасываю всё из кузова. Джон начинает загружать ящики. Делает он это самолично, т.к. для передвижения паллет требуется нешуточный вес (на каждой по 8 ящиков, каждый в пол-меня весом).

Потом Джон идёт писать накладные, а мы всем видом показываем, что понятия не имеем, чем нам сейчас предстоит заняться. Поэтому Джон говорит: «Нам бы мяска…» И мы кидаемся обнюхивать дохлых лобстеров на предмет испортились они или нет. То есть ты держишь сетку системы «авоська» одной рукой, а другой подносишь лобстерную падаль к носу, как гурман фужер вина, и глубоко вдыхаешь. После третьего «вонючки» приходится сдерживать рвотные позывы, поэтому никто особо себя не утруждает – просто сваливаем всю дохлятину в авоськи и закидываем в кастрюли. Через 15 минут наступит пора ковыряния мяса.  А пока что есть время вымыть мусорные ведра. Сдабриваю их чем-то типа хлорки и омываю из шланга. Дегазация, деактивация и дезинфекция, не иначе. Вот и мясо готово.

Не знаю, как там рыба, а лобстер гниёт с хвоста. Так что половина «улова» отправляется напрямую в помойку. Хотя я сильно подозреваю, что в итоге в мясе, за которое американцы платят 25 баксов зa фунт, содержится процентов 10 дохлятинки. Но это не важно, главное, что ковыряние мяса – работа противная и травмоопасная. Когда нужное количество товара оказывается в холодильнике (обычно 5-20 фунтов), я начинаю уборку помещения. А именно: беру шланг и мощным потоком воды вымываю остатки нашей бурной трудовой деятельности (бумажные метки, резинки, пластмасски, трупы лобстеров и т.п.) прямиком в океан через дыры в полу. Затем мою фильтры в обоих баках и жду дальнейших указаний. Они просты: “We gotta load Huckle” (так амеры упростили имя турка Хакана). Вытаскиваем ящики из баков и загружаем их в пикап. Хакан уезжает развозить их по магазинам и ресторанам, а я снова ковыряю мясо. Когда он возвращается, Джон готовит нам гамбургеры из лично убитой оленины. Горе тому, кто его не очень громко похвалит – у Джона слуховой аппарат и самолюбие.

Потом все уходят по домам, но Джон проявляет доброту невиданных масштабов и позволяет мне поошиваться ещё часа 2, пока Райан не вернётся из техана. Ура-ура. Сижу, читаю газету за 2000 год. Но вот рыбаки привозят свежий улов. Это вообще особые люди: грязные, вонючие, угрюмые, со словарным запасом в 3,5 слова. Выписываю приёмочные документы, про себя замечая, что каждый из этих пещерных гномов заколачивает около 1000 баксов в день. А вот и Райан. На часах 2:50 PM, а значит, есть ещё целый час между двумя работами. Его как раз хватает на то, чтобы съездить домой, перекусить, принять душ и переодеть одну вонючую одежду на другую (просто одна воняет лобстерами, а другая – кухней). Всё бегом.

Ровно в 4 захожу на кухню ресторана The Captain’s, где температура уже под 40. Вяло здороваюсь с сослуживцами и пробираюсь к рабочему месту – двум раковинам, одна из которых полна лобстеров. Они, правда, уже сварены и расчленены заботливой старушкой-божий-одуванчик Ruth, хозяйкой заведения. Начинаю ковырять мясо и полоскать его в корытце. Тут подходит Вики (училась с Джоном в одном классе, так что я знаю, что в молодости она была той ещё проституткой) и у нас происходит такой диалог:
В: Эти русские ваще в бога верят?
Я: Ну типа да, православные мы…
В: Точно? Ну тогда ладно…
Я: Ну, я вообще-то атеист, в бога не верю.
В: (серьёзно) А надо верить. Потому что те, кто не верит, попадают в адЪ и испытывают там страшные муки.
Я: (квашу серьёзное лицо и с удвоенным рвением ковыряю мясо)

К пяти часам начинаются заказы: фаршированный лобстер, варёный лобстер, салат из лобстера, фаршированные креветки, жареное мясо лобстера… В перерывах мою посуду. И так до 9-10 вечера. Потом мою своё оборудование, выношу пакеты с мусором, мою пол и СВОБОДА. Еду вслепую по ночному лесу. Это, пожалуй, лучшее, что здесь есть – воздух чист, звёзды ярки, медведей нет. Приезжаю домой, ем йогурт, принимаю душ и падаю в постель, моментально засыпая, несмотря на пьяные крики чехов из соседней комнаты и музыку.

11:50 PM

 
Зацени!     

<< Другие рассказы